Предисловие

Предисловие известного эстонского музыковеда профессора Тоомаса Сийтана к книге Арво Пярт: беседы, исследования, размышления. ДУХ I ЛIТЕРА, Киев, 2014

(профессор Т. Сийтан, будучи студентом, 33 года назад отважился сопровождать Пярта на поезде до границы в Бресте)

Идея этой книги заключается в том, чтобы с разных сторон попытаться приблизиться к творчеству Арво Пярта, раскрыть по возможности его образ мышления, его музыкальный язык. Можно, конечно, спорить о том, насколько вообще возможно приблизиться к музыке посредством слов, однако у творчества Пярта со словом очень много общего, оно по своей сущности привязано к слову, и сам Пярт любит обращать внимание на то, что он «позволяет словам писать музыку». Пярт убежден, что слова изначально несут в себе всю структуру и выразительные возможности музыки

Однако центральное значение слова в музыке Пярта не ограничивается лишь этим своеобразным методом сочинения. Основой его музыки является Слово (гр. logos) в том значении, какое придавали этому термину философы Древней Греции — как некий общий закон бытия, его рациональное обоснование — а также так, как его понимает христианское учение, опираясь на первую строку Евангелия от Иоанна «в начале было Слово». Поэтому для Пярта в работе над произведением является естественным использование старинных литургических текстов в сочетании со строгими числовыми структурами: звук уже изначально сопутствует Слову, которое одновременно является и Числом — Формулой.

Большая часть этой книги состоит из высказываний Арво Пярта о своем творчестве и композиторской технике. Очень немногие композиторы могут описывать свой творческий процесс столь же образно как это делает Пярт. «Вербальность» творческой мысли Пярта проявляется также во многих сопроводительных текстах к концертам и звукозаписям, в которых используются меткие и образные высказывания композитора, зачастую характеризующие его творческий процесс лучше, чем иной сложный теоретический анализ. Творческие дневники Пярта все ещё ждут своего открытия, однако, многие отрывки из них, ставшие буквально афоризмами, будут представлены читателю в этой книге.

Важную роль в раскрытии творчества любого композитора играют, несомненно, музыкально-теоретические исследования. Композиторская техника Арво Пярта является подчеркнуто рациональной и должна, казалось бы, легко поддаваться анализу, но, тем не менее, лишь единичные аналитические тексты посвящены специальному изучению его творческого метода. Рациональному анализу поддаются многие конструктивные элементы его произведений, например, принципы организации мелодической линии, созвучия и ритма, а в вокальных произведениях также закономерности работы с текстом.

За видимой простотой музыкальной структуры лежат однако духовные основы, которые не вправе полностью обойти вниманием ни один теоретический анализ, но который при поверхностном рассмотрении может легко превратиться в расплывчатую мистификацию. Должно быть, именно это и становится камнем преткновения для большинства музыковедов, делая их осторожными в отношении изучения произведений Пярта. Крайне редко встречаются исследования, которые были бы способны охватить все различные измерения техники композиции tintinnabuli, в которой он работает начиная с 1976 года, настолько объемно, насколько это сделали Леопольд Браунайс и Елена Токун в двух статьях данного сборника. Обе статьи предоставляют тем самым ценную теоретическую базу для дальнейших исследований. (Статья московского музыковеда, знатока творчества Арво Пярта, Елены Токун впервые включена в русскоязычный сборник.) Следует учитывать, что тексты Леопольда Браунайс и Елены Токун потребует от читателя несколько более глубоких познаний в области теории музыки. Небольшая статья Саале Кареда обращается, в свою очередь, к тем, кого прежде всего интересуют вопросы связанные с философскими и акустико-физиологическими аспектами музыкального языка Пярта.   И наконец, в сборник включены две благодарственные речи, которые Арво Пярт произнес по случаю присуждения ему особых наград. Каждая из них позволяет заглянуть в мир Пярта, в котором он по новому раскрывается перед читателем.

Составителем сборника является итальянский музыковед Энцо Рестаньо, художественный руководитель фестиваля „Settembre Musica“, автор многочисленных интервью и эссе о выдающихся композиторах 20 века, в том числе, о Луиджи Ноно, Лучано Берио, Аароне Копланде, Стиве Райхе, Тору Такэмицу, Альфреде Шнитке и Софии Губайдулиной. Продолжая традицию посвящать каждому композитору-резиденту фестиваля „Settembre Musica“ объемную публикацию, Энцо Рестаньо выпустил сборник, посвященный Арво Пярту, который вышел в Миланском издательстве Il Saggiatore на итальянском языке в 2004 году. Основную часть книги составляет обстоятельное и выдержанное в очень личном ключе интервью Энцо Рестаньо с Арво Пяртом. Летом 2003 года Рестаньо провел в Итальянских Доломитах серию длительных бесед с Арво Пяртом и его женой Норой Пярт, которая уже более сорока лет поддерживает композитора во всех музыкальных вопросах. Эти уникальные беседы проходили в атмосфере полного доверия и помогли извлечь на свет множество ценных воспоминаний. С тех пор с некоторыми изменениями книга была переведена на несколько языков (Эстонский, немецкий, английский, французский) и вот теперь выходит в переводе на русский язык в издательстве Дух-и-Литера.

У Арво Пярта в своё время сложились не простые отношения со своей родиной. Спешное расставание с Эстонией в 1980 году было вынужденным и болезненным, семья Пяртов впоследствии вспоминала, что это было как бегство: они сели на поезд со своими маленькими детьми и девятью чемоданами, не зная, где в конечном итоге окажутся. Тогда они ещё не могли знать, что тот самый день, 19 января 1980 года, был для них практически последней возможностью легально пересечь государственную границу – на следующий день Советские войска вошли в Афганистан и в новой политической ситуации эмиграция из Советского Союза была прекращена. Разлука Пярта с Эстонией носила не только физический характер, так как запрет 1980 года на исполнение произведений и на публичное упоминание его имени на территории бывшего СССР неминуемо оставил свой отпечаток. Но не смотря на то, что многие личные контакты были на долгое время потеряны, «Кругосветное путешествие» Пярта закончилось все же дома.

И все же образ изгнания в музыке Пярта связан с этими сложными отношениями лишь косвенно – гораздо более существенным моментом, является, так сказать, «безродность-бездомность» его музыки. Музыкальный язык многих современных композиторов берёт своё начало откуда- то из экзотического «далека». Но этот контраст культур и традиций остаётся чисто внешним и не затрагивает самого человека. Язык же Арво Пярта слушатель воспринимает как что-то давно забытое своё, личное. То, о чем говорит Пярт, не является для человека чужим или экзотическим, но, тем не менее, это что-то, что мы подспудно носим в себе и что, тем не менее, забыто нами. Напряжение его музыки зиждиться на противопоставлении чувств родного и незнакомого, чувства дома и бездомности заложенных в самом человеке. В 1976 году, в числе самых первых произведений в стиле tintinnabuli, Арво Пярт написал пьесу «In spe» («В надежде»). Лишь в более поздней версии композитор указал на связь произведения с 137-ым псалмом, в котором говорится о вавилонском пленении («An den Wassern zu Babel saßen wir und weinten», 1984). Этот древний гимн всех изгнанников Пярт сочинил за много лет до эмиграции и мне верится, слушая музыку Пярта, что этот повторяющийся во многих его произведениях образ связан не с конкретной страной или гражданством, а с его жизнью в Этом времени и в Этом мире.